Нефтяной шок: что обрушит цену на баррель

Новый год нефтяной рынок открыл очередным скачком цен на черное золото. На волне массовых протестов в Иране котировки в определенный момент дошли до $68 за баррель Brent впервые за два с половиной года.

Этот рост стал продолжением ралли декабря прошлого года. Новости о выходе из строя мощностей в США и взрыве на нефтепроводе в Ливии разогнали котировки до $66 за баррель. Но, как отмечают многие эксперты, фундаментальных причин для роста цен на нефть нет.

Взрыв в Ливии и влияние уменьшения поставок по британскому трубопроводу Fortis на нефтяные котировки станут намного слабее поддерживать нынешний уровень цен уже в начале 2018 года, считает директор аналитического департамента «Golden Hills — КапиталЪ АМ» Михаил Крылов.

«Это означает, что цена нефти может резко снизиться на ожиданиях спекулятивных участников товарно-сырьевых бирж касательно общего объема предложения», — отмечает он.

Фундаментальных причин для роста цен нет, соглашается директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам Fitch Ratings Дмитрий Маринченко. Увеличение добычи сланцевой нефти в следующем году должно в целом покрыть рост глобального спроса, а добыча в других регионах, в том числе в странах ОПЕК, должна остаться более-менее стабильной, в том числе благодаря недавнему продлению соглашения ОПЕК+ до конца года, подчеркивает он.

Международное энергетическое агентство (МЭА) в своем ежегодном отчете World Energy Outlook 2017 отмечало, что мировой спрос на нефть в 2018 году вырастет на 1,3 млн баррелей в сутки по сравнению с текущим годом и составит 98,9 млн б/с.

Поставки нефти из стран, не относящихся к ОПЕК, увеличатся на 1,6 млн б/с, при этом добыча сланцевой нефти в США в 2018 году повысится на 870 тыс. б/с.

Ожидания стран-экспортеров нефти примерно такие же — ОПЕК ожидает в 2018 году спрос на уровне 98,45 млн б/с. Однако рост поставок из стран, не входящих в картель, ОПЕК прогнозирует на уровне 990 тыс. б/с — до 58,81 млн б/с.

Хрупкое равновесие

Ребалансировка нефтяного рынка — главная задача, которую уже третий год ставят перед собой крупнейшие экспортеры «черного золота».

В ноябре 2017 года 24 нефтедобывающие страны — члены ОПЕК и государства, не входящие в картель, — приняли решение пролонгировать историческую сделку о сокращении нефтедобычи суммарно на 1,8 миллиона баррелей в сутки до конца 2018 года.

Впервые этот механизм для урегулирования рынка был использован в конце 2016 года и с тех пор доказал свою эффективность — котировки за год выросли с $40 до $60 за баррель.

Следующий год будет неспокойным для рынка нефти, но это не значит, что цена сильно изменится, % обращает внимание руководитель отдела портфельных управляющих БКС Брокер Максим Двоеглазов. Страны-экспортеры нефти приняли достаточно удобное для них решение: они продлили договоренности, но в тоже время заявили, что в середине года могут их пересмотреть — каждый инвестор в этом заявлении услышит то, что хочет, отмечает он.

Зыбкость сделки ОПЕК+ — основной риск для текущих цен на нефть, полагает Маринченко. При этом России эта сделка сегодня нужна меньше, чем Саудовской Аравии. Есть риск, что она будет пересмотрена в середине 2018 года, так как у стран-участниц соглашения может быть разный взгляд на складывающийся баланс спроса и предложения.

Резкий выход из сделки может принести на рынок более 1 млн баррелей в день «лишней» нефти, что чревато резким падением цен на нефть относительно текущего уровня, полагает эксперт.

Перед принятием своих решений ОПЕК+ консультируется с глобальными хедж-фондами и делает все, чтобы держать приемлемый для организации уровень цен ориентировочно в $60 за баррель, отмечает Двоеглазов. Возможно, что сейчас цена на нефть стала несколько завышена для ОПЕК+, поэтому комментарии были очень сдержанными. Будет ли ОПЕК+ в будущем году иметь такое же влияние и станет ли организация менять свою политику, мы увидим ближе к середине следующего года, прогнозирует эксперт.

Сланцевая угроза

Главная угроза для нефти, как и в этом году, будет исходить из-за океана, говорит директор экспертной группы VETA Дмитрий Жарский. Такой же точки зрения придерживается большинство российских и зарубежных аналитиков и экспертов.

В своем последнем докладе ОПЕК назвал сланцевую добычу в США «одним из основных факторов неопределенности на мировом рынке нефти в 2018 году».

Кризис 2014 года по большей части начался из-за сильного роста производства в США, напоминает Двоеглазов. Сейчас ведущие сланцевые компании заявляют, что не готовы агрессивно наращивать добычу, но заявлять — это одно, а как будет на самом деле, будет видно из отчетов.

При средних ценах $50-60 за баррель добыча сланцевой нефти может вырасти на 1 млн баррелей в сутки в 2018 году (год к году). При более высоких ценах на нефть добыча в США может вырасти ещё сильнее, что может вновь разбалансировать рынок, отмечает Маринченко.

Многие аналитики предупреждают, что при сильном росте добычи в США все усилия ОПЕК+ могут сойти на нет, и нефть вернется к $40 за баррель.

В настоящее время на долю сланцевой нефти приходится более 60% добываемого в США черного золота. Согласно данным Управления энергетической информации Минэнерго США (EIA), по итогам 2017 года среднесуточная добыча нефти в стране составит 9,2 млн баррелей, а в 2018 году — 10 млн б/с.

Это уже уровень Саудовской Аравии (в стране добывается чуть больше 10 млн б/с). Там недалеко и до российских показателей (10,5 млн б/с ), тем более что в ближайшие годы в России, как ожидается, падение добычи нефти на действующих месторождениях будет происходить быстрее, чем прирост за счет новых месторождений.

Многие действующие месторождения России, в особенности в Западной Сибири, вошли в естественную фазу падения, ситуация усугубляется введенными секторальными санкциями со стороны западных стран, которые ограничивают доступ к технологиям повышения нефтеотдачи, отмечает эксперт Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Екатерина Грушевенко.

Кроме того, после введения в 2014 году санкций в отношении России была отложена реализация некоторых проектов на арктическом шельфе и проектов разработки сланцевой нефти, напоминает Грушевенко.

По всей видимости, добыча нефти в США будет расти быстрее, чем спрос на черное золото. Поскольку в целом внутренний рынок Соединенных Штатов выглядит вполне насыщенным, надо полагать, что вместе с объемами добычи будет расти и экспорт нефти из Соединенных Штатов, который только за 9 месяцев текущего года увеличился почти в 1,5 раза, отмечает Жарский.

При условии, что рост спроса на нефть формируется на 75% за счет спроса со стороны двух крупнейших экономик — США (прогнозный рост спроса 0,5-0,6 млн б/с) и Китая (рост 0,4 млн б/с), при этом первые покрывают рост спроса за счет собственной добычи, а вторые из-за «рецессии по-китайски», возможно, замедлят наращивать спрос, говорить о том, что при сохранении стабильного прироста добычи рынок вырвется из сложившегося кризиса перепроизводства до конца 2018 года, не стоит, полагает эксперт.

«На мой взгляд, в течение следующего года нефть будет колебаться в широком диапазоне $54-65 за баррель, во многом изменение стоимости будет зависеть от исполнения участниками соглашения о сдерживании роста добычи своих обязательств, а так же от аппетитов США», — добавляет он.

Ближневосточный узел

Но цены могут развернуться не вниз, а вверх. Причина традиционная — реальные и вероятные конфликты на Ближнем Востоке, ключевом нефтедобывающем регионе мира. Начало года с протестами в Иране очередное тому подтверждение. Серьезный кризис может отправить котировки далеко за $70.

На динамику цен на нефть сильное влияние будут оказывать факторы геополитики и экономики, обращает внимание начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко.

Ближний Восток остается регионом с напряженной обстановкой, в любой момент может вспыхнуть конфликт или произойти все что угодно, прогнозировать события в этом регионе очень сложно, но к ним нужно быть готовым, соглашается Двоеглазов.

В 2017 году ближневосточный регион неоднократно вносил серьезные корректировки в параметры нефтяных цен. Волны роста вызвали, в частности, референдум о независимости в иракском Курдистане и последующие торги Эрбиля с официальным Багдадом за сферы влияния, угроза новых санкций в отношении Ирана, арест саудовских принцев. В 2018 году аналитики не исключают новых событий в регионе, которые могут «качнуть» глобальные тренды в ту или иную сторону.

Например, внутриполитический конфликт в Саудовской Аравии и внешнеполитический скандал с участием этой страны и других государств привели в прошлом году к росту цен в среднем на $7 за баррель, или на 12%, отмечает Георгий Ващенко.

Михаил Крылов также напоминает, что на нефтяной рынок также будет влиять стабильность транспортировки по трубопроводам США и ситуация в Венесуэле и Колумбии. Также как никогда важны экспорт российского сырья на восточном направлении и фрахтование флота для межконтинентальной перевозки.

Дополнительными факторами риска останутся гражданские войны в Африке и динамика ситуации в Саудовской Аравии,

а российскому рынку нефти нужно быть готовым к циклическому ухудшению экономической конъюнктуры в Китайской народной республике и повышению значимости страновых факторов на переговорах, предупреждает эксперт.

Главными игроками на рынке со стороны поставщиков будут Россия и Саудовская Аравия, а также Иран, подчеркивает Двоеглазов.

Также, обращает внимание эксперт, на цены в 2018 году серьезное влияние будет оказывать монетарная политика ФРС.

В будущем году ФРС начнет более агрессивно освобождать баланс, накопленный за годы количественного смягчения, вдобавок к этому планируется повышение ставки. Эти действия могут повысить стоимость доллара в мире и, соответственно, повлиять на стоимость нефти, предупреждает он.

Ценовой коридор немного поднимется: минимальным уровнем может стать поддержка в $50 за баррель, а сопротивление — $70 за баррель, предполагает он.

В этой прогнозной оценке (плюс-минус) сходятся большинство опрошенных экспертов. Правительство РФ ожидает, что в 2018 году цены на нефть не претерпят серьезных изменений.

«Цены на нефть будут находиться в пределах, которые сейчас наблюдаем», — заявил в конце декабря глава Минфина России Антон Силуанов телеканалу «Россия 24». При этом в бюджет заложена цена на нефть марки Urals в $40 за баррель.

В начале декабря в онлайн-интервью «Газете.Ru» министр экономического развития РФ Максим Орешкин заявил, что цены на нефть будут поддерживаться выше уровня $50 за баррель в 2018 году.

Цена нефти будет примерно в диапазоне «выше $50 и ниже $60 за баррель», уверен министр.

Российские олигархи массово распродают собственные активы в США. Опасаются новых санкций

Отечественный олигархат массово «скидывает» свои американские активы. Как пишет Каспаров.ru со ссылкой на «Преступную Россию», буквально пару недель назад от собственных активов за границей избавились Л. Михельсон и В. Вексельберг.

Из источника следует, что в самом конце прошлого года Вексельберг заключил сделку о продаже акций в золотодобывающей компании Petropavlovsk. 17,91 процент акций этой же компании продали кипрская Lamesa Holding S.A и Renova Assets (место регистрации – Багамы). Еще от 4,42 процентов активов золотодобывающей компании избавился «Меткомбанк». Вексельберг передал свои доли в Petropavlovsk другой оффшорной организации. Как стало известно из местных СМИ, это компания Fincraft Holdings Ltd, зарегистрированная в оффшорной зоне на Кипре. Кто является ее бенефициаром, история умалчивает.

В холдинге «Ренова» сообщили о том, что условия возврата заграничного капитала, разработанные отечественным Министерством финансов, бизнесмена не удовлетворили, поэтому он решил избавляться от иностранных активов своими методами.

Сам предприниматель отметил, что не располагает финансами на иностранных счетах, а все его средства вложены в бизнес.

Что касается Л. Михельсона, то он 20 декабря прошлого года заключил сделку по передаче в доверительное управление «Газпромбанка» 14,4 процента акций «Сибуры» (нефтехимическая и газоперерабатывающая компания). В собственности олигарха находится 48,5 процента акций данной компании.

Отметим, что действие американских санкций в соответствии с «актом Магнитского» распространяется на 402 орлица из РФ.

Рогозин ответил на заявление Альфа-банка об отказе от обслуживания оборонки.

   Вице-премьер России Дмитрий Рогозин, комментируя заявление зампреда совета директоров Альфа-банка по обслуживанию предприятий оборонно-промышленного комплекса, сообщил, что банк просил, но так и не получил разрешения работать со средствами гособоронзаказа.

   Ранее первый зампред совета директоров банка Олег Сысуев сообщил «Эху Москвы», что один Альфа-банк уведомил оборонные предприятия, что перестает обслуживать их из-за санкций.

   «Не даю этическую оценку заявлению руководства Альфа-банка о прекращении сотрудничества с оборонными предприятиями из-за «риска санкций». Просто обращаю внимание на то, что Альфа-банк действительно просил, но так и не получил разрешение работать со средствами гособоронзаказа», — написал он в Facebook.

Бесконечная энергия: Россия запустила предвестник термоядерного реактора

Накануне стало известно об очередном прорыве, который совершили специалисты института ядерной физики СО РАН. В частности, 25 декабря 2017 года в Новосибирске с их легкой руки была запущена уникальная научная установка, работа которой в значительной степени приблизит создание термоядерного реактора, альтернативного международному проекту ИТЭР.

Согласно данным Института, установка СМОЛА (Спиральная Магнитная Открытая Ловушка) — это плазменная ловушка, которая может позволить проверить концепцию улучшенного удержания термоядерной плазмы в линейных магнитных системах. В случае удачного испытания этой системы, перед учеными будет открыта возможность использования принципа удержания плазмы в газодинамической магнитной ловушке. В настоящий момент она находится в разработке, однако ее реализация приблизит создания экологически привлекательного термоядерного реактора, в котором не будет использоваться тритий в качестве топлива.

По словам заместителя директора ИЯФ СО РАН по научной работе Александра Иванова, запущенная установка  может стать основой для создания некого плазменного двигателя, который можно будет использовать для полетов на ближайшие планеты. «Идея очень красивая, и если у нас все получится, то это действительно будет существенным прорывом, увеличить на порядки температуру плазмы в открытых ловушках и создать мощные системы для полетов к другим планетам», — отметил Иванов.

Планируется, что физику этого нового подхода на установке специалисты будут изучать и совершенствовать на протяжении двух лет, после чего состоится выход на совершенно новые технологии в области термоядерного синтеза. В настоящий момент ученые уже могут нагревать плазму до температуры 10 миллионов градусов Цельсия, но благодаря установке с системой СМОЛА этот показатель можно будет увеличить еще в несколько раз.

Падение доллара и «год рубля»: прогноз на 2018 от TeleTrade и Medelle SA

Позитивные декабрьские результаты российской валюты вселили в экономических экспертов определенную уверенность относительно дальнейшей судьбы рубля. Несмотря на геополитические риски и президентские выборы, давний оптимистичный прогноз главы Минэкономразвития РФ Максима Орешкина обретает под собой реальную почву. Если раньше эксперты считали высказывания главы МЭР «опрометчивыми», то теперь они подкрепляют их еще большим позитивизмом со своей стороны.

Будущий год, по оценке инвесторов, может стать для доллара не самым приятным, а вот в отношении рубля такого пессимизма не наблюдается. Управляющий партнер консалтинговой компании Medelle SA Григорий Бегларян считает, что определенные риски для нашей валюты существуют, но коррекция не станет существенной. Более того, основной тренд предвидится в сторону укрепления. Это связано со снижением спроса на американскую валюту и сокращением рублевой кредитной массы. Даже падение цены нефть не обернется провалом для российской валюты при таких позитивных условиях.

Схожий прогноз поступил и от аналитика компании TeleTrade Олега Богданова. Он уверен, что у рубля существуют хорошие шансы укрепить свои позиции в наступившем году. Цена нефтяной бочки сейчас ощутимо подскочила, практически побив исторический максимум. Если текущие ставки сохранятся, то уже в первой половине нового года рубль укрепится в отношении американской валюты до 50.

Инвесторы остались довольны положением рубля, которому удалось к концу 2017 году даже нарушить старую традицию: не «ослабеть» к праздникам. В этот раз декабрь проявил аномальную «снисходительность» к российской валюте. И это дало возможность экспертам и банковским аналитикам заговорить о возможности рубля достигнуть целевой отметки в 40+ для пары с долларом.

По самым оптимистичным прогнозам позитивная коррекция пройдет уже в наступившем году. По пессимистичным – в первой половине 2019 года. Доллар столкнулся с потенциальной угрозой падения до отметки 43. В целом, как отмечают эксперты, такой оптимизм на рынках относительно российского рубля показывает оздоровление экономики нашей страны.

Москва лишает регионы доходов от акцизов

Субъекты Федерации получают все меньше доходов от акцизов в свои бюджеты. По словам члена комитета Госдумы по бюджету и налогам Веры Ганзя, данная ситуация в 2018 году только усугубится.

Так, с 1 января в силу вступили поправки в Бюджетном кодексе, по которым доходы от акцизов на дизельное топливо будут распределяться пополам между федеральным и региональными центрами. Ранее все 100% доходов от акцизов на дизель оставались в регионах.

«Два года назад 12% отщипнули в федеральный бюджет от региональных бюджетов. Аппетиты в этом плане у федеральных органов власти растут неплохо. Норматив отчислений в 2017 году — 38,3% в федеральный бюджет, а было — 100% в региональный. В 2018 году — 42,6%. Теперь и от акцизов на средние дистилляты — 50%», — цитирует ИА REGNUM слова депутата.

 При этом Ганзя уверена, что заверения кабинета министров России по поводу того, что нововведение не приведет к снижению доходов региональных бюджетов, не соответствует действительности.

Как напоминает RT, с 1 января в России были повышены акцизы на бензин.

Почему Росcии не удается реализовать программу импортозамещения

Статистика Федеральной таможенной службы показала, что импорт из стран дальнего зарубежья в Россию по итогам первого полугодия взлетел более чем на четверть. Из этого можно сделать разные выводы. Например, что импортозамещение в подавляющем большинстве отраслей остается нереализуемой утопией. Или то, что рост закупок означает повышение спроса, а значит, потребительская и инвестиционная активность в стране постепенно оживают. В любом случае главным стимулятором импорта остается курс рубля.

Импорт — это нормально

В первом полугодии 2017-го импорт товаров из дальнего зарубежья составил без малого 90 миллиардов долларов, причем почти 20 процентов этого объема (17,5 миллиарда долларов) было импортировано в июне, то есть можно говорить о тенденции к росту.

Из-за этого во втором квартале даже образовался дефицит счета текущих операций — показателя, учитывающего торговый баланс, инвестиционные доходы и трансферты. Надо сказать, что в последний раз именно в апреле-июне подобное наблюдалось только в 1998 году. Поквартально сальдо счета иногда выходит в минус, но, как правило, это случается в июле-сентябре.

Сразу оговоримся, что, несмотря на бурный рост в минувшем полугодии, показатели импорта радикально отстают от результатов «тучных» лет. В последние докризисные шесть месяцев (в январе-июне 2014 года) Россия ввезла товаров из-за рубежа на 152 миллиарда долларов. Так что нынешний результат едва перевалил за половину относительно сравнительно благополучного периода развития российской экономики.

В поставках из-за рубежа по-прежнему доминирует категория «машины и оборудование»: в мае — 52,2 процента всего импорта, в июне — 53 процента. В июне 2016 года было 49 процентов. Такая динамика может свидетельствовать о положительных тенденциях в российской экономике.

 

По словам главного экономиста Альфа-банка Наталии Орловой, увеличение импорта — не всегда негативная тенденция. «Во-первых, обратите внимание на то, что растет доля «инвестиционного» импорта — машин, оборудования и других товаров длительного пользования для промышленности и транспорта. Нужно понимать, за счет каких товаров увеличивается импорт: если речь идет просто о потреблении, то это не очень хороший сигнал. Совсем другое дело — закупки оборудования для переоснащения компаний», — объяснила она.

С другой стороны, объем поставок в Россию товаров народного потребления также вырос. К примеру, в июне импорт текстильных изделий и обуви увеличился на 36,2 процента, превысив миллиард долларов. Некоторый рост показал и фармацевтический импорт, хотя и не столь значительный.

Все не заместишь

В целом результаты показывают, что программа импортозамещения толком не работает. По сути, для взрывного роста поставок оказалось достаточно укрепления рубля. В первом полугодии 2016-го доллар в среднем стоил около 70 рублей, в январе-июне 2017-го — 57-58 рублей. Российская валюта укрепилась на 20 процентов, и экономика сразу же принялась активно «всасывать» иностранные товары.

Есть лишь одно исключение из правила. В сельском хозяйстве и производстве продовольствия импорт продолжает падать. Снижение в июне — скромные 3,1 процента, но на фоне бурного роста в других секторах и это впечатляет. Можно сказать, что цели по импортозамещению в этой индустрии если не достигнуты, то достигаются.

Понятно, что частично падение поставок вызвано продолжающимся снижением расходов россиян. Почти нет спроса на продукты премиум-класса, часто ввозящиеся из-за рубежа. Кроме того, отменять продовольственное эмбарго тоже никто не собирается. Более того, есть все основания полагать, что даже в случае снятия европейских санкций, Москва попытается затянуть вопрос об отмене ответных ограничений — при министре сельского хозяйства Александре Ткачеве влияние лоббистов отечественного АПК весьма велико.

 

С другой стороны, есть и объективный рост по большинству позиций в агросекторе. Скажем, в прошлом году производство свинины увеличилось на 10 процентов. Этого почти достаточно, чтобы полностью удовлетворять внутренние потребности страны. И ходят слухи о возможных поставках российской свинины в Китай (абсолютный мировой лидер по производству и потреблению этого вида мяса). Правда, пока доступ российских свиноводов на китайский рынок ограничен из-за эпидемии АЧС. Похожая позитивная динамика наблюдается и в других аграрных секторах.

Статистика АПК выглядит достаточно радужно, но обманываться по этому поводу не стоит. По большому счету, аграрное производство — лишь разновидность сырьевого. Возможность питаться своими продуктами и что-то экспортировать за рубеж — приятный бонус, но только при условии, что вся экономика страны развивается нормально и сбалансированно. Только на сельском хозяйстве процветающую страну не построишь.

Вопрос баланса

Рост импорта может в перспективе вызвать крупную макроэкономическую проблему — замедление роста ВВП (одно из слагаемых которого — чистый экспорт), так как сальдо платежного баланса будет сокращаться. Впрочем, эксперты считают, что эта угроза скорее отдаленного будущего.

«Во втором квартале у нас обнаружился дефицит счета текущих операций. Но на мой взгляд, речь идет о каких-то крупных единовременных выплатах. Это могут быть и дивиденды иностранным акционерам, и долговые выплаты, и другие финансовые операции. Мне кажется, что через несколько месяцев ЦБ скорректирует результат по итогам квартала», — отметила Наталия Орлова.

По ее словам, рост импорта чреват ослаблением курса рубля. Но такое происходит не сразу, это факторы, накапливающиеся годами. Орлова добавила, что и экспорт из России также ощутимо растет. «Несырьевые экспортные отрасли увеличили поставки более чем на четверть, так что в значительной степени экспорт и импорт скомпенсировали друг друга», — заключила эксперт.

ВСМ Москва – Казань не будет

ВСМ Москва — Казань не появится на свет: трасса стоимостью в 1,1 трлн вместе с новыми составами и обслуживанием окупится не менее чем за 60 лет. И грузовые перевозки по мифической трассе Москва — Пекин не начнутся никогда, потому что эта дорога обойдется в $100–140 млрд, а тарифы будут много дороже даже авиационных, констатирует Иноземцев. Нигде в мире высокоскоростное сообщение не используется для перевозки грузов, так как себестоимость оказывается запредельной.

КОМФОРТ ПОБЕДИЛ СКОРОСТЬ

В дни, когда сама Ксения Собчак объявляет об участии в президентских выборах, а Владимир Путин рассказывает зачарованным «валдайцам» о созидательном разрушении, мало кто обращает внимание на новости о фактическом сворачивании одного из самых разрекламированных «высокотехнологичных проектов» последних лет — строительства скоростной железной дороги из Москвы до Казани/Екатеринбурга, о которой в верхах говорили с 2009 года. Оказывается, что денег хватит на постройку пути лишь до Владимира: 200 млрд рублей из первоначально требовавшихся 1,1 трлн попытаются найти так, чтобы движение на «опытном участке» началось в 2023 году (а когда-то говорилось о запуске поезда до Казани к чемпионату мира по футболу).

Эта скромная новость подчеркивает очевидный факт: в России не удается запустить проекты, которые в Европе стали обыденными еще в 1980-е, а в Китае — в 2000-е годы. Причин может быть названо много, но реже всего, на мой взгляд, вспоминается самая очевидная из них — экономическая нецелесообразность резкого повышения качества предоставляемых услуг. Это может показаться кощунственным, но именно пример отечественных железных дорог показывает это предельно наглядно.

 

В начале 2000-х годов в России начали активно обсуждать проекты высокоскоростного движения, в 2006-м было создано ОАО «Скоростные магистрали», в 2013-м были озвучены планы прокладки 4 тыс. километров высокоскоростных путей к 2030 г. Пока, однако, ни одного из них так и не уложено: все, что удалось сделать, это закупить у Siemens поезда «Сапсан» на Є1,15 млрд (95 млрд рублей) и реконструировать пути на трассе Москва — Санкт-Петербург за 29 млрд рублей, а также организовать скоростное сообщение между Санкт-Петербургом и Хельсинки на поездах «Аллегро». Эти маршруты (а также действовавший в 2010 – 2015 гг. маршрут «Сапсана» из Москвы до Нижнего Новгорода) остались в ведении Дирекции скоростного движения ОАО «РЖД», а «традиционные» маршруты перешли в 2009 г. к вновь созданному ОАО «Федеральная пассажирская компания». Данная реформа, как сегодня можно признать, неожиданно — и на редкость — оказалась очень удачной.

Экономика пассажирского транспорта во всех странах мира организована таким образом, что двумя конкурирующими стратегиями являются относительно скромное повышение качества услуг за умеренную плату и революционная их трансформация с соответствующим повышением цены. ФПК по объективным причинам сфокусировалась на первой стратегии — и добилась неплохих результатов. «Сапсан» в момент своего введения показался чем-то радикально новым — но он преодолевает расстояние между Питером и Москвой всего на 40 минут быстрее советской «Авроры», курсировавшей с 1963 по 1984 год. Средняя скорость его движения по маршруту составляет всего 188 км/ч, что вполне достижимо и с использованием менее дорогого подвижного состава. В ФПК учли, что закупать поезда, потенциально развивающие скорость в 300 км/ч, для наших реалий бессмысленно, и сосредоточились на сегментах, в которых для пассажиров важнее комфорт, чем скорость. В результате за 2014 – 2017 гг. были запущены новые поезда «Стриж» и «Ласточка» (причем производство последнего было успешно локализовано в России заводом «Уральские локомотивы»), впервые на российских железных дорогах появились двухэтажные вагоны; пассажирам стала предлагаться давно известная в Европе услуга одновременной перевозки их автомобилей. Поезда «Стриж» испанской компании Talgo, появившиеся в парке компании в 2015 г., сегодня доставляют пассажиров из Москвы в Нижний быстрее, чем раньше более громоздкие «Сапсаны»; в прошлом году на направлении Москва — Берлин начал ходить поезд с автоматическим изменением ширины колесных пар для перехода на европейскую колею, что наконец-то позволило отказаться от почти трехчасовых манипуляций по смене вагонных пар в белорусском Бресте.

«ЭКОНОМИКА ЖЕСТОКО МСТИТ ЗА НЕПРАВИЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ»

Стратегия ФПК, ориентированная на повышение качества обслуживания в большей мере, чем на снижение времени в пути, себя, на мой взгляд, вполне оправдывает: в прошлом году доходы от пассажирских перевозок повысились на 11%, убыток от продажи билетов по регулируемым тарифам снизился более чем вдвое, а пассажирооборот в дерегулируемом сегменте вырос на 7,2%. И хотя государство сократило субсидии по перевозкам почти на 6 млрд рублей только за один год, чистая прибыль компании, по сравнению с первым годом ее работы (2010), выросла более чем в 16 раз. Новаторская система предоставления скидок, введение бонусных карт по образцу программ лояльности, давно существующих в авиакомпаниях, увеличение срока предварительной продажи билетов с 45 до 60 дней, внедрение электронного билета и т. д. — все это удешевляет поездки и с лихвой перекрывает преимущества от сверхскоростного движения. Насколько можно судить, направление работы компании останется прежним: в 2016 г. она направила более 90% инвестиций в обновление подвижного состава, закупив почти 300 новых пассажирских вагонов, и в текущем году ее операционные результаты продолжили рост.

Россия — великая железнодорожная держава, но именно ее величие (в самом что ни на есть буквальном смысле) обрекает страну скорее на развитие и совершенствование традиционных форм перевозок, чем на революционное новаторство. Мировой опыт свидетельствует: скоростные поезда успешно конкурируют с авиаперевозчиками на расстоянии 300 – 1000 км и продолжительности пути не более 5 часов (исключения составляют особые маршруты, доставляющие пассажиров в места, где нет авиасообщения, например, Eurostar, за 8 часов доходящий из Лондона до Мутье, подножья самого известного горнолыжного района Франции). Более протяженные маршруты не пользуются популярностью, да и цены на бюджетные авиалинии не позволяют путейцам с ними конкурировать.

Нигде в мире высокоскоростное сообщение не используется для перевозки грузов, так как себестоимость в этом случае оказывается запретительной. Для России это означает только одно: большая часть поездов за пределами Центрального региона по-прежнему будет комплектоваться из плацкартных и купейных вагонов (которые также не используются в скоростном сообщении) и потому выделенного полотна не потребуют. Грузовые перевозки по мифической трассе Москва — Пекин не начнутся никогда, просто потому что такая дорога обойдется в 100 – 140 млрд долларов и потребует тарифов, которые легко будет «перебивать» транспортная авиация. И даже недавно «укороченная» скоростная дорога Москва — Казань тоже может не появиться на свет: небольшой участок до Владимира выглядит бессмысленным, если дальше поезда снова будут идти по обычным рельсам, а проект 1,1-триллионной трассы вместе с новыми составами и обслуживанием будет окупаться не менее 60 лет.

Экономика — упрямая вещь, которая если и подчиняется политикам, то потом жестоко мстит за неправильные решения.

Пока в России такие решения в связи со строительством скоростных железнодорожных магистралей не приняты. Если вспомнить 2010 год и указ президента о строительстве ВСМ между Москвой и Санкт-Петербургом, то ее сдача в строй планировалась… на лето 2017 года, однако до конца трасса даже не была спроектирована. Гигантские затраты и неочевидные выгоды подталкивают российских путейцев к простому и понятному выводу: лучше тише, но дальше (и комфортнее).

В ситуации, когда поезда ФПК ездят в Нижний быстрее «Сапсанов», вполне вероятно, пришло время задуматься о том, стоит ли вообще сохранять в системе РЖД Дирекцию скоростного движения, и уж тем более о том, есть ли перспективы у строительства скоростных магистралей — если уж за «тучные» 2000-е годы в стране так и не рискнули приступить к их сооружению. Ведь политиков сейчас совершенно не смущают рассуждения о том, что Россия должна быть особенной — может быть, ей следует оставаться такой и в отношении стратегии развития железных дорог? Хотя бы потому, что стоимость «стандартизации» в этом случае может оказаться выше цены исключительности во многих других.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/362068

Во Франции хотят провести торговую ось из Европы в Китай через Россию

Франция считает, что развитие торговых отношений с Россией и Китаем может компенсировать «возрастающую неопределенность» в отношениях с США и намерена создать «торговую ось» из Европы в Пекин через Москву, заявил французский министр экономики и финансов Бруно Ле Мэр.

«Мы переходим от мира, в котором господствует исключительно транс-атлантические отношения, к более сбалансированному», — заявил Ле Мэр в интервью газете Wall Street Journal, пояснив, что Франция намерена создать «торговую ось», которая протянется «от Европы до Пекина через Москву».

Министр также раскритиковал Вашингтон за введение «экстерриториальных санкций» — законов, запрещающих иностранным компания, работающим в США, сотрудничать с Россией. По мнению Ле Мэра, такие меры превратят США в «де-факто жандарма мировой торговли».

«Это противоречит нашему видению многосторонней мировой торговли», — заключил французский министр.

Нефть-2018: Москва на свою беду спасает Эр-Рияд от верной гибели

Управлением по энергетической информации США (Energy Information Administration (EIA) — авт.) считает, что в 2018 году средняя цена сырой нефти составит $ 57 за баррель. Отметим, что EIA было создано 40 лет назад, как независимое агентство в составе федеральной статистической системы Соединенных Штатов и позиционирует себя, как объективный источник информации. В то же время эта контора была неоднократно замечена в завышении данных о добыче в Америки и её резервов. Критики обвиняют EIA в манипуляции рынком в пользу США.

Тем не менее, на этот раз прогноз Управления по энергетической информации в целом соответствует ожиданиям биржевиков и торговцев. В частности, опрос нефтетрейдеров показал, что в мартовских фьючерсных контрактах (2018 года) они прогнозируют стоимость бочки от $ 48 до $ 68 — то есть плюс-минус $ 10 от оценки EIA. И вообще 57 «зеленых» за бочку устраивает всех тяжеловесов: американцев, китайцев, русских и саудитов. Таким образом, Вашингтон фактически озвучил цену на 2018 год.

А вот по оценке американского финансового холдинга J.P. Morgan & Co в 2018 году нефть будет стоить дороже, чем сейчас. Аналитики этого банковского агломерата убеждены, что в следующем году будет наблюдаться умеренный циклический рост мирового ВВП, который «имеет прямое влияние на спрос нефтепродуктов». Кроме того, налоговая реформа Трампа создает режим наибольшего благоприятствования американским нефтяникам, в том числе специализирующимся по технологии гидроразрыва.

Конечно, прогноз экспертов J.P. Morgan & Co дается при политических условиях, которые имеются на сегодняшний день, и во многом опирается на текущее ралли. Так, на 25 декабря 2017 года бочка Brent продается более чем за $ 65, что являет собой 30-месячный максимум, или почти в два с половиной раза дороже, чем 13 лет назад, когда нефть торговалась за $ 26,5.

Однако даже эта относительно высокая цена не отражает реального положения дел. «25-процентный рост доллара (в 2015—2917 годах) компенсирует 25-процентное падение цен на углеводороды», — отмечает EIA. Иначе говоря, $ 65 за бочку сегодня является эквивалентом $ 85 в 2014 году. Конечно, это не вожделенные 100 «зеленых» за бочку, но не 35, и тем более не 25, когда российские чиновники кричали «все пропало».

Как в этой связи не задаться вопросом, почему не восстанавливается наша валюта хотя бы до 40 рублей за евро? Ведь правительство РФ объясняло чудовищную девальвацию рубля упавшей чуть ли ни в три раза стоимостью нефти.

Однако вернемся к мировому рынку углеводородов. Международное энергетическое агентство, не уверено, что будет резкий рост мирового потребления нефти в год Собаки. С начала 2014 года по конец 2017 года глобальный спрос вырос с 92,4 млн. б/д до 93,3 млн. б/д исключительно за счет Китая, но сейчас Поднебесная уже сбавила свою скорость.

Более скромный прогноз EIA, чем тот, который делает J.P. Morgan & Co, сотрудники Управления по энергетической информации объясняют не только предсказуемым небольшим ростом мирового ВВП, но увеличением нефтедобычи Исламской Республикой Иран и Соединенными Штатами. Первая обещает удвоить экспорт до 2,4 млн. б/д, а США в 2018 году планируют нарастить производство сырой нефти до наибольшего значения за всю американскую историю — до 9,8 млн. б/д. Кстати, заокеанскому рекорду способствует текущий уровень цен, который делает прибыльной технологию гидроразрыва.

В этих условиях по законам «дикого рынка», прежде всего, избавляются от наиболее слабого игрока. Ясное дело — это будут не американцы. По мнению обозревателя нефтяного рынка Кимберли Амадео, которая ссылается на предположения успешных биржевиков, саудиты вкупе с чиновниками Белого дома замышляют опасные закулисные игры, чтобы вернуть иранцев в «санкционное стойло», а также свергнуть Асада в Сирии. Только так, дескать, можно поддержать более высокую цену на нефть. Это — во-первых, а во-вторых, все-таки протянуть трубопроводы из аравийских песков в Европу, дабы ослабить Россию. Короче, от своих планов страны Персидского залива не отказались.

Другими словами, нефть является проекцией большой политики, и прогноз её цены завязан на анализе ситуации в ключевом районе нефтедобычи — Ближнем Востоке. А ситуация здесь складывается далеко непростая и имеет все предпосылки ревизии победы над ИГИЛ (ДАИШ).

Разгромленное «Исламское государство» воплощало в себе парадигму ваххабитского суннизма, являющегося к тому же государственной религией королевства саудитов. А теперь солдаты-шииты из иракской армии, гвардейцы Стражей исламской революции и Хезболла празднуют победу и массово (по суду и без) расстреливают боевиков-ваххабитов, в том числе и саудитов. Суннитская ветвь ислама, естественно, жаждет реванша, несмотря на официальное порицание ИГИЛ властями королевства.

В этом плане создание ОПЕК+ (ОПЕК плюс Россия — авт.), по мнению очень многих американских экспертов, является противоестественной мерой Эр-Рияда, причем согласованной с Вашингтоном. По большому счету, у КСА не было другого выхода, кроме временного нефтяного союза с РФ. Если бы цены оставались на минимуме — в пределах $ 25−35 за бочку, КСА истратила бы свои золотовалютные резервы уже к 2020 году, причем в 2018 году руководству страны пришлось бы пойти на девальвацию риала. Учитывая систему власти в королевстве, логично было бы ждать серии дворцовых переворотов.

Американцы тоже были заинтересованы в более высоких ценах на баррель, чтобы хоть как-то спасти порядка $ 2 трлн., вложенных в «сланец». Когда стало ясно, что «русского медведя» не удалось сбить с ног двойным ударом — обвалом нефтяного рынка и финансовыми санкциями, Эр-Рияд, заручившись добром от Вашингтона, побежал договариваться с Москвой. Конечно, при низких ценах и РФ было бы трудно. Но если был бы введен прогрессивный налог на сверхдоходы, то с очень большой долей вероятности на сделку ОПЕК+ можно было бы и не идти.

Но что, что сделано, то сделано. США, Россия и КСА на несколько лет получили передышку, в которой более всего нуждались саудиты. А за это время и за океаном произошла консолидация нефтяной отрасли. Слабые и технологически отсталые компании были поглощены крупными игроками. Уже приходится считаться с тем, что в среднем заокеанский «сланец» становится рентабельным даже при цене $ 45−50, а не при $ 60−70, как три года назад.

Если ОПЕК+ сохранится, то к 2025 году средняя цена барреля сырой нефти Brent вырастет до $ 86 за баррель, считают эксперты EIA. А к 2026 году Соединенные Штаты станут чистым экспортером углеводородов, хотя являлись импортером с 1953 года. Своего пика нефтедобычи Америка достигнет к 2030 году, после чего производство «сланца» начнет замедляться. К этому времени бочка подорожает до $ 95 и достигнет $ 109 к 2040 году.

Надо понимать, что США будут использовать все имеющие у них военные и политические рычаги для продвижения своих углеводородов на мировом рынке, вытесняя Иран и Россию. Саудиты при таких ценах тоже выживут и рано или поздно начнут снова душить Сирию, чтобы прорубить нефтегазовое окно в Европу.